У истоков поиска

У истоков поиска

Мало кто в городе знал о великой и благородной миссии ветерана–заводчанина.
В нашей стране поисковое движение официально было признано лишь через 43 года после войны – в 1988 году. Оно явилось одним из ярких примеров патриотической инициативы «снизу». В Арзамасе его история началась с Е. Серебрякова, ветерана–фронтовика, имя которого в наши дни почти забыто.

Уроженец Палехского района Ивановской области, сын офицера–пограничника, войну он встретил у западной границы СССР, на Украине, 16–летним школьником. С первых дней встал в ряды красноармейцев. Дважды попадал в плен, дважды бежал. Когда его как самого маленького вытолкнули в пролом вагона из поезда по дороге в Освенцим, он присоединился к польским партизанам. А когда в Польшу пришли советские войска, он влился в их ряды.

После войны работал в Шуе, Павлове, а в 1960–м с супругой и новорожденной дочерью приехал в Арзамас работать на новый завод п/я № 25. Поисковой работой Е. Серебряков начал заниматься в середине 70–х, когда в Москве был сформирован объединенный совет ветеранов 6–й и 12–й армий Юго–Западного фронта, при этом совете создали поисково–исследовательскую группу. История этих армий драматична: при отступлении они были окружены и разбиты в уманском котле, после чего Юго–Западный фронт прекратил свое существование.

– Помню, как отцу в первый раз прислали письмо из Москвы, – рассказывает его дочь Татьяна Евгеньевна. – Поисковая группа при совете ветеранов нашла его – думаю, благодаря отцу–пограничнику, воевавшему там. Для папы это было неожиданностью, но потом он настолько втянулся, что поисковая работа стала смыслом всей его жизни, вплоть до последнего дня. После него осталось очень много папок с перепиской. Его искали, он кого–то находил – узнавал, где штабы располагались, что с ними стало, где были знамена… Все у него было разложено по полочкам, запротоколировано, а в квартире был целый музей того, что найдено во время раскопок на местах сражений.

В 70–80–е были еще живы свидетели тех событий, знающие о местах сражений, захоронений, поисковую работу можно было вести очень плодотворно. Так, во время проведения поисковых работ на месте гибели армий были обнаружены документы в ящиках, не говоря уже об останках солдат, оружии, солдатских медальонах и прочем. Причем в 70–е годы в запечатанном медальоне записка с данными солдата еще сохранялась идеально. Давайте сравним: из 12 медальонов, найденных в прошлом году в Белоруссии бойцами поискового отряда «Рассвет» (рук. Е. Колосунин), экспертам с трудом удалось прочесть лишь пять.

Е. Серебряков выезжал на раскопки вплоть до развала СССР, когда поиски на территории Украины стали крайне затруднительны. Свою работу в городе он не афишировал, сотрудничая в основном с Москвой. Однако именно он подготовил методологическую базу для первого в городе поискового отряда «Броня», много сделал для обустройства его музея. Сегодняшние участники поискового движения чтят память о Евгении Викторовиче, а его скрупулезные наработки до сих пор представляют большую историческую ценность.

Часто используемые теги