Скорбная дата

Скорбная дата

Три десятилетия прошло с тех страшных событий, когда взрыв на переезде около станции Арзамас–1 полностью стер с лица земли жилые дома в этом районе, унес большое количество человеческих жизней и остался в истории города траурной датой.

Ветеран педагогического труда Н. Киреева живет в доме №5 на улице Станционной. 4 июня 1988 года взрыв мощной силы сравнял родовое гнездо ее семьи с землей, от строения осталась только одна стена с северной стороны.

– Я тогда работала завучем по воспитательной работе в школе в Хватовке, – говорит Нина Ивановна, поэтому с утра в субботу уехала по делам, муж вместе с сыном, который совсем недавно был комиссован по состоянию здоровья с космодрома Байконур и приехал в Арзамас, ремонтировали во дворе автомашину. Сноха наводила порядок в доме, а маленькая внучка, которой исполнилось 3 годика, играла на летней веранде. И эта мирная жизнь в один миг была прервана. Мужчины получили сильные ушибы. Сноха во время разрушения дома была ранена осколками стекла и провалилась в подпол, а внучка в этот миг находилась под столом, и это спасло им жизни.

Пробравшись домой окольными путями, так как подъезды к месту трагедии были перекрыты, испытала настоящий шок: улицы как таковой уже не было, все было разрушено, на месте нашего дома тоже находились одни развалины с торчащим остовом стены. Одно утешало – все мои родные остались живы. И это было настоящим чудом, так как они находились всего в 300 метрах от эпицентра взрыва.

В моей памяти хорошо сохранились годы Великой Отечественной войны, тогдапо железной дороге шли бесконечные составы с вооружением, с ранеными, позади наших домов находились окопы, там стояли зенитки, охранявшие железнодорожные пути, и стреляли по немецким самолетам, которые летели в сторону Горького.

Тогда тоже было страшно, но то, что произошло в мирное время в июне 1988 года ни в какое сравнение не идет. Пришлось испытать настоящий ужас и страх, когда над городом появился огромный столб черного дыма в форме гриба.

Все лето мы оставались без крова над головой, пришлось жить в погребе. Как показало комиссионное обследование, наш дом не подлежал восстановлению. Вскоре сын получил двухкомнатную квартиру в микрорайоне №11, а нам с мужем предложили однокомнатную. Но мы наотрез отказались и настояли на том, чтобы дом восстановили. Следует отметить – тогда решения принимались очень быстро. Уже к 1 сентября, до наступления холодов, дом был отстроен заново, и у нас появилась крыша над головой.

Спустя три десятилетия, на своем участке около дома находим черепки от капсул из очень толстого стекла, в которых перевозили взрывчатое вещество. А в первое время вся земля была нашпигована ими.

Несомненно, последствия взрыва не могли не отразиться на моих родных. Через несколько лет – в 1994 году – умер сын, так как у него возобновилась раковая опухоль, а через 10 лет после трагедии от этой же болезни умер муж.

Как отметила собеседница, прошло 30 лет с тех трагических событий, но до сих пор не названа причина этого взрыва. Печальным напоминанием о нем является пустырь, где спустя столько лет ничего не растет, а также часовня в память о погибших.